Станьте автором нашего журнала и расскажите свою интересную историю
Отправить материал
Menu & Search
Обзор книг по воспитанию счастливых детей

Обзор книг по воспитанию счастливых детей

 «Что — родила детей и теперь не знаешь, что с ними делать?», — пошутил мой муж, увидев у меня в руках книгу Катерины Мурашовой «Любить или воспитывать?». Книгами детского психолога из Санкт-Петербурга меня снабжает подруга. Мы вместе учились на журфаке, но все пять лет она твердила, что не будет журналистом. Так и получилось – она выучилась на детского психолога и счастлива в своей профессии. Речь, однако, не о ней, а о литературе для родителей.

Конечно, можно ничего не читать и действовать по наитию. Просто растить своего ребенка в любви и не думать о всяких там «методиках». Но когда ты растишь первого ребенка, этим, наверное, болеют все начинающие мамочки – тебе хочется вырастить самого счастливого, талантливого и самодостаточного человека! И ты обращаешься к книгам. К уже накопленному кем-то опыту. Хорошо, если он окажется здравым. Но в любом случае ко всей литературе для родителей нужно относиться с долей скептицизма. Начнем по порядку.

Для меня первой книгой для родителей стала та, что стояла на маминой полке. Это был советский бестселлер Лены и Бориса Никитиных «Мы, наши дети и внуки». Большая семья Никитиных жила скромно – в небольшом деревянном домике в Подмосковье, закаляла детей (а если заболевали, то обходились без лекарств), и старалась создать обстановку для творческого и физического развития детей. Супруги разработали несколько развивающих игр, в том числе разного рода кубиков. У нас дома тоже были такие – отец по просьбе мамы, которая получала второе логопедическое образование, нарезал в мастерской деревянные кубики и покрасил по схеме. Мама носила их в школу, чтобы заниматься с детьми, которые остались без попечения родителей. И на мне тоже экспериментировала. Так вот книга Никитиных меня очень воодушевила, когда родился мой сын. И он даже испытал на себе прелести закалки (правда, далеко не такой суровой, как у Никитиных), а также весь мой нереализованный педагогический жар.

В советской литературе было много споров о «правильности» метода воспитания Никитиных. Уже после развала Союза в желтой прессе выходили статьи о том, что их дети, которые экстерном заканчивали школы и «перепрыгивали» через классы, не добились каких-то особенных успехов в жизни. Однако человеческое счастье сложно измерить в степени успешности. Несколько лет назад дети и внуки Никитиных открыли свой сайт, где можно почитать об их впечатлениях и уже собственном родительском опыте.

Потом я увлеклась Жанной Цареградской. Да-да, именно той, против которой, по последней информации в российских СМИ, возбудили уголовное дело по обвинению в создании секты. На самом деле «ранняя» Цареградская не была столь радикальна, как в последние годы. Ее статьи публиковались в душевном журнале «Наш малыш» (который не имел ничего общего с гламурными изданиями, однако впоследствии приказал долго жить, видимо, из-за недостатка финансирования, что часто сопряжено с излишней душевностью).

Цареградская пропагандировала естественное грудное вскармливание, категорический отказ от кормления по часам и, что вполне естественно, но часто встречает некое осуждение в нашем обществе – безусловное удовлетворение потребностей малыша в тактильных чувствах. Другими словами, если ребенок плачет – его просто нужно взять на руки, обнять, погладить и успокоить. А не позволять ему «тренировать легкие».
Когда я ждала второго ребенка, та самая подруга-однокурсница-психолог подарила мне книгу Цареградской «Ребенок от зачатия до года». С чем-то можно в ней не соглашаться, но часть о связи младенца с матерью с момента зачатия, а затем и рождения прекрасна. Автор также призывает женщин не рассматривать роды как процесс, требующий обязательного медицинского вмешательства. И очень интересно описывает разные этапы в сознании женщины во время родов.
Когда сынок подрос и начал говорить, я наконец удосужилась прочитать «От двух до пяти» Корнея  Чуковского, который до этого преспокойно стоял себе на полке. Это чудесные рассуждения писателя о языке, на котором говорят дети в самый замечательный период – когда происходит становление речи. Он приводит множество забавных и поучительных примеров о том, как дети конструируют язык, придумывают новые обороты, по-своему понимают приставки и значения слов. Это невероятно добрая и познавательная книга. Не берусь утверждать, но, кажется, именно после ее прочтения я стала записывать все смешные фразы своего ребенка. Больше всего мне нравится, как он говорил: «Ка-ак упадет вверх кармашками!» и сказку Пушкина про мертвую  царевну называл «Спящая девица (!) и семь богатырей».
Вдогонку к этой книге можно почитать «Как живете, дети?» замечательного грузинского педагога Шалвы Амонашвили. Это тоже с маминой полки. Книгу я прочитала в старших классах и была поражена, сколько в ней искренней любви. Больше всего меня поразила первая глава, где педагог рассказывает, как он писал своим маленьким ученикам письма во время летних каникул. К каждому ребенку он находил свой подход и свои вопросы. Помнил обо всем важном, что происходило в семье каждого из них (переезд, появление братика или сестренки, смерть бабушки). И цитировал их  бесподобные ответы. Когда я училась на пятом курсе, мне посчастливилось побывать на его лекции для студентов Евразийского университета. И будучи уже в преклонных годах, он ни на толику не утратил своей огромной любви к педагогике, и старался передать частичку своего вдохновения и жара будущим учителям.
Когда сын подрос, и мы стали сталкиваться с «непослушанием» (хотя понятно, что ребенок не может и не должен быть послушным), я попыталась найти ответы на какие-то вопросы в книгах Юлии Гиппенрейтер «Общаться с ребенком. Как?». Скажу вам честно, не дочитала эту книгу. Хотя она пишет вполне разумные вещи и пытается научить родителей общаться с ребенком не с позиции старшего, а с позиции доброго друга. Более того, книга выстроена в формате уроков, и автор предлагает читателю не торопиться с чтением, а после каждого пытаться «закрепить тему». Например, если вы много времени проводите на работе и мало видите своего уже ставшего самостоятельным подросшего ребенка, попробуйте обнимать и целовать его в два раза чаще, чем обычно. Она даже предлагает читателям вести записи и фиксировать свои ощущения. Но этот эксперимент я даже не пробовала начинать. Мне показалось странным считать количество объятий и поцелуев. Но книга все равно полезна, и я надеюсь дочитать ее в ближайшее время.
Когда у нас родилась дочка, сыну было уже 11 лет, и все свои книжки с потешками и пестушками я к этому времени раздала. Поэтому была заказана новая книга — «Игры для начинающих мам» Жени Кац. Книжка совершенно замечательная – ее написала мама двоих детей, педагог, автор всяких-разных развивающих игр. Во-первых, в книжке есть весьма полезная подборка о том, в каком возрасте ребенку интересны те или иные игрушки (позволяет избежать ненужных импульсивных покупок!). Во-вторых, я нашла в ней много интересных пестушек и пальчиковых игр, в которые можно играть с ребенком уже с пеленок. «Сорока-белобока» — это, конечно, классика, но почему бы не расширить ваш репертуар? В-третьих, в книге описано много увлекательных игр, в которые можно играть на кухне, в квартире, на улице, на отдыхе и т.д. Больше всего мне нравится, что игры предусматривают активное участие родителей!
Наконец, мы с вами добрались до книги «Любить или воспитывать», с которой начинается этот обзор. В ней можно найти большую часть очерков Мурашовой, которые она публикует в своем блоге на сайте snob.ru. Но в этой книге гораздо больше вопросов, чем ответов. А вот ее книга «Ваш непонятный ребенок» действительно заслуживает внимательного прочтения. В ней, правда, приводится много случаев, что называется, «из ряда вон» — это крайности в поведении детей, которые, к счастью, не встречаются на каждом шагу. Но есть какие-то узнаваемые проблемы – сын подросток «связался с дурной компанией», 3-летняя дочка закатывает истерики по поводу и без и многое другое. Для меня самым интересным в этих историях оказалась их кинематографичность. Психолог описывает, с какой проблемой к ней пришли, как они пытались вместе найти причины и, в конце концов, – почти всегда хэппи енд – как наладилась жизнь в семье. Хотя Мурашова признается, что у психолога, как и у любого врача «есть свое кладбище» — случаи, когда она ничем не смогла помочь своим пациентам.
Я пробовала читать и модную литературу для родителей типа «Французские дети не плюются едой» Памелы Друкерман и «После трех уже поздно» Ибука Масару. Скажу вам честно – не дочитала ни ту, ни другую. У Друкерман меня утомила первая же нескончаемая глава о том, как сильно отличается менталитет французских женщин от американских во время беременности. Первые не воспринимают это прекрасное состояние как болезнь, продолжают активную жизнь и ни в чем себя не ограничивают, в то время как американки носятся с каждым «чихом». Почему дети не плюются едой я так, собственно, и не узнала. А вот книгу японского автора, наверное, все же стоит дочитать до конца. Уж не помню, почему я бросила ее на середине. Главная его идея – создавать ребенку в самом раннем возрасте как можно больше условий для духовного и интеллектуального развития – слушать вместе с ним классическую музыку, иностранную речь, рисовать, лепить, рассматривать картины великих художников. Думаю, в этом что-то есть, например, моя Сонечка всегда узнает и радуется, когда мы включаем подборку красивой музыки, под которую она засыпала с рождения.
Конечно, на свете столько литературы для родителей, что ее читать не перечитать. Главное – не забывать о том, что самое важное вы можете дать своему ребенку безо всяких книг и советов. Свою безусловную любовь, поддержку и понимание. Я вам скажу откровенно — при всех моих теоретических знаниях и добром нраве — мне не всегда удается это сделать. Более того, я знаю, что могла бы быть лучшей матерью. Например, меня ужасно раздражает, когда сын забывает о моих просьбах. Я жду от него молниеносной реакции на свои слова. Предъявляю какие-то требования, хотя детей мы рожаем не для того, чтобы они хорошо учились и достигали каких-то успехов. И даже не для того, чтобы потом было кому подать «стакан воды». А, наверное, просто затем, чтобы дать этому несовершенному миру еще одного человека. Который, при желании, даже может быть счастливым.

Не пропустите