Menu & Search
Как помочь ребенку найти профессию по душе?

Как помочь ребенку найти профессию по душе?

Все родители рано или поздно задумываются о том, кем в будущем станет его ребенок, в какой вуз будет поступать и какую выберет профессию. Однако очень часто решающее слово остается за родителями, которые почему-то уверены, что они точно знают, как лучше.  Но будет ли ребенок счастлив, выбрав нелюбимую, но престижную и хорошо оплачиваемую профессию, вопрос спорный.  Гульнур Сапар (Исабекова в Facebook) – это тот человек, который поможет определиться подросткам с будущей профессией. На основе специального теста можно определить сферы интересов, личные и профессиональные особенности. После тщательного анализа специалист по профориентации предложит список наиболее подходящих профессий. Почему важно проводить профориентационные тесты и как они  помогают найти профессию по душе, мы и обсудили с Гульнур.

— Гульнур, расскажите о себе. Как вы пришли к тому, что стали заниматься профориентационной деятельностью?

—  Начнем с того, что я из семьи преподавателей. И мама, и папа — преподаватели вузов, поэтому можно сказать, что я пошла по стопам родителей. Когда я была студенткой, одновременно училась на очном отделении юридического факультета  и заочно по специальности «Учет и аудит». Успешно окончила оба вуза, вышла замуж и стала работать преподавателем. У мужа была такая работа, что его в любой момент могли перевести куда-то. Мне же не хотелось никуда переезжать, меня устраивала моя преподавательская деятельность.

— В каком ВУЗе вы преподавали?

— В Карагандинском экономическом университете Казпотребсоюза.  Он существует уже более 50 лет, у него очень богатая история.  Моя мама – одна из тех, кто открывал это учебное заведение. В 2003 году я переехала в Астану. Здесь есть представительство университета, и мне поручили заниматься  профориентационной работой. Работая в этом направлении, я со временем стала замечать, что с каждым годом лица абитуриентов становятся грустнее. Они не понимали, для чего они идут сюда, для чего им диплом. С каждым годом качество абитуриентов снижается. Какие студенты были в начале 2000-х и какие сейчас – это небо и земля.  У меня к этому времени тоже были дети, они учились в школе.  И я понимала, что я тоже столкнусь с этой проблемой. Меня как маму тоже волнует, кем будут мои дети, какую профессию выберут. Я начала искать свое направление. Подумала, почему бы не пойти и не решить эту проблему сейчас. Начала искать что-то связанное с профориентацией и увидела в Интернете тест, которым я сейчас занимаюсь.

— Можете подробнее рассказать об этом тесте?  Чья это технология?

—  Этот тест был разработан в 80-ые психологами Центра тестирования и развития «Гуманитарные технологии» при МГУ им. Ломоносова. Я написала разработчикам, они пригласили меня на учебу в Москву. Кстати, в Казахстане есть официальный представитель этого центра. Я встретилась с представителем этой фирмы, и мы договорились о совместной работе. Наша компания совместно с министерством образования с 2012 года вела проект по тестированию профориентации школьников Казахстана. В прошлом году мы протестировали более 30 тысяч учащихся 9-10 классов. Я лично за три года работы протестировала и проконсультировала около 20 тысяч детей. Сейчас мы готовим новый проект с министерством образования и Национальной палатой предпринимателей «Атамекен».

—  Гульнур,  если кратко, что из себя представляет тест?

—  Тест состоит из трех блоков: интересы, способности и личностные особенности.  Исходя из этих блоков, предлагают 48 профессий: 12 по каждому блоку и 12 по всем вместе. Пройдя такой тест, ребенок узнает, где ему будет интересно работать, где он смог бы работать, где ему будет комфортно работать.  Бывает, что все эти 48 профессий могут не совпадать. Но наш тест – это не приговор. Тем более мы сейчас живем в таком мире, где выбор профессии на всю жизнь уже не актуален. Я учу этому детей: «Вот твои возможности, а дальше выбор за тобой.  Если та специальность, о которой ты мечтаешь, не встречается в тесте, это не значит, что ты не сможешь им стать. Ты можешь просто определить, что нужно изменить, чтобы этого достичь».

— Начали ли родители чаще приводить детей на тестирование?

— В последнее время чаще.  Родители абсолютно разные. Есть родители, которые верят в ребенка и в его способности. А есть родители, которые по-прежнему навязывают профессию детям. И это очень печально.

— Как это изменить? Родители детей 8-9 классов достаточно молодые люди, неужели ничего не изменилось?

— Почему происходит навязывание родителями профессии? Потому что в основном сами тоже пошли учиться по воле родителей. Поработав на проекте, мы видели шикарные профориентационные кабинеты в школах, но они в большинстве случаев закрыты.  Их не используют на полную мощность. Мы видели школы, которые использовали наш тест и работали с ними от и до. Например, подростку нравится биология, медицина, тогда не нужно водить его по заводам, а нужно показать именно работу в больнице.  Это работало намного лучше, чем в других школах, где водили детей то туда, то сюда.  Я — за такую профориентацию. В профориентации не очень много методов. Диагностический метод — один из них. Это самый начальный метод, чтобы понять уровень ребенка. Например, если ученик 10 класса не знает, кто такой логист, как он может сделать это профессией своей мечты? Некоторые не знают, чем занимаются родители.  Сами родители не рассказывают о своих профессиях. Был интересный случай. Разговаривали с мальчиком. Он, видимо, хотел впечатление произвести на меня. Рассказывал кем мама, папа работают. И говорит: «А дедушка у меня инновационный таксист».  Подумала: ну может быть работает на «Убер» или «Яндекс.Такси». Спрашиваю: «Расскажи подробнее». Оказывается, он персональный водитель. И этот мальчик так красиво преподнес.  А есть дети, которые не знают.  Может родители не подозревают, но детям нужно рассказывать, кем они работают и что они делают на работе.

— Что еще включает профориентация, кроме диагностики?

— Метод проб. Очень распространен в Японии.  Допустим, школьники идут в банк, выписывают чеки. Идут в полицию, пожарную часть. Я считаю, что не надо загружать детей мыслями о будущем. Им надо показывать мир возможностей. Водить на танцы, в бассейн, на выставки, на балет, в театр. Рассказывать о том, чем занимаются люди. Возможно, его способности проявятся в художественной школе. Но не надо заставлять из-под палки. Не все девочки должны ходить в музыкальную школу и играть на музыкальных инструментах, это дано не всем.  Когда мы перестаем быть для детей своих быть авторитетом, то тут нужно вмешательство профессионала. Когда наступает возраст подросткового максимализма, ты не слышишь родителей, но слушаешь других взрослых людей, которые говорят то же самое, но по-другому. Поэтому в этом возрасте очень важны встречи по профориентации.

— Мы говорим о большом  городе. Здесь люди продвинутые, информации больше. Если речь идет о провинциальном городе, где один всего лишь вуз, а в другой город ребенок не может поехать, так как финансы не позволяют. Что делать?

— Сейчас у детей много возможностей учиться на гранте. Много программ, о которых дети не знают. Либо учителя не знают о таких программах, либо они попросту не информируют учеников. Например, можно после 9 класса дистанционно поступить в Россию и учиться одновременно в 10 классе.

— Как вы сами относитесь к дистанционному обучению? Это эффективно?

— Зависит от контента и от личности.  Некоторые заканчивают МГУ и работают на штатной должности, а некоторые заканчивают обычное училище и добиваются небывалых высот. Как бывший преподаватель могу сказать, что в некоторых вузах по-прежнему преподают по устаревшим книгам. А современный мир изменился. Выпускники оканчивают вуз, получают диплом, но они совершенно не готовы работать в современных условиях.

— Вузы сейчас проводят профориентационные встречи?

— Они называют это профориентационными встречами, но на самом деле это «продажа» самого вуза абитуриентам, здесь не учитываются интересы или способности ребенка к этой или иной профессии.

— Как вуз должен проводить профориентацию?

— На мой взгляд, в Казахстане профориентация в вузах невозможна. Высших учебных заведений слишком много, а абитуриентов мало, и университеты буквально дерутся за абитуриентов. Если закроют половину хотя бы, то тогда, вероятно, они будут отбирать лучших студентов. Но сейчас, пока есть студенты, которые готовы платить за обучение, они будут просто «завлекать».

— Как тест сказывается на самооценке человека?

—  Результаты теста действительны примерно полгода. Есть ребята, которые приходят постоянно, несколько раз в год. Есть родители, которые отслеживают результаты. Все зависит от личности. Бывают, приходят из престижных школ и получают низкие результаты. Это, естественно, бьет по самооценке учеников и родителей.

— У вас на практике было такое, что после результатов теста ребенка забирали из одной школы и отдавали в другую?

—  Да, было такое. И после этого ребенок расцветал. Его, например, больше не мучали математикой, а отдавали в художественную школу.  После этого ребенок был счастлив, и с математикой все было уже хорошо.

 

Не пропустите